Закажите сайт по телефону 8-800-5555-864

Инвестиции в ИТ-отрасли

Источник: PC Week

Автор: Маргарита Фузеева

Согласно классическому словарю синонимов слова «высокий», «информационный» и «инновационный» синонимами не являются. Но так случилось, что высокие технологии стали синонимичны ИТ, а ИТ часто напрямую связывают с инновациями. Поэтому закономерно ожидать, что многократно декларируемые политические приоритеты по стимулированию и развитию инновационной экономики активно повлияют на сферу ИТ.
Кроме того, привилегированные позиции в заявленных направлениях развития российской государственной политики занимает поддержка малого бизнеса. А, как известно, инновационные компании на начальной стадии в большинстве случаев представляют собой именно малый бизнес.
Из вышесказанного следует, что инновационные стартапы в ИТ-сегменте сегодня — баловни судьбы, ведь они находятся в двойном фаворе у обозначенной российской экономической стратегии. Но пока не все так радужно, как хотелось бы. Во-первых, не хватает фондов. Согласно данным CNews Analytics, в 2006 г. в России на инвестициях в области технологий специализировалось порядка 10 фондов. Большинство инвесторов отдавали предпочтения компаниям нетехнологического профиля поздних стадий развития. Во-вторых, даже те инвесторы, которые работают с ИТ-сектором, уделяют внимание в основном уже сложившимся компаниям с развитой рыночной историей.

Тем не менее позитивные тенденции уже заметны. В 2007 году значительно возросло количество зарегистрированных венчурных фондов, в том числе и таких, которые заявляют о содействии инновационному бизнесу. Поддержку малым инновационным компаниям готовы оказывать нефинансовые корпорации и частные инвесторы («бизнес-ангелы»). К высоким технологиям проявляет интерес и крупный бизнес, часто исходя из потребностей своей диверсификации. В соответствии с программами МЭРТ, направленными на увеличение объема инвестиций в инновационный сектор, создаются и поддерживаются государственно-частные венчурные фонды.

Поиск инвестиций очень важен для любого нового дела. И этим небольшим исследованием существующих на российском рынке вариантов привлечения средств для развития бизнеса мы хотим помочь тем, кто начинает (или развивает) свои проекты. В нашем разговоре участвуют специалисты, которых по роду их деятельности можно считать экспертами в вопросах привлечения инвестиций. Фактически они представляют две стороны процесса: организации, занимающиеся инвестированием, и компании, имеющие большой опыт привлечения инвестиций.

Эксперты:

  • Сергей Еремин, руководитель проектов по развитию технологического предпринимательства Департамента стратегических технологий компании «Майкрософт Рус»
  • Алексей Косик, президент компании Gravitonus
  • Сергей Котырев, генеральный директор компании «Юмисофт»
  • Андрей Матвеев, руководитель направления маркетинга корпоративного бизнеса Intel в России и других странах СНГ
  • Максим Шеховцов, директор венчурных фондов «Альянс РОСНО Управление Активами»

Изначально шанс есть у каждого

Собственные средства. Многие стартапы начинаются на средства родственников и знакомых. Это хороший способ, ведь деньги можно получить без процентов (или под минимальный процент), оформление многочисленных документов не требуется, да и скорость получения средств в этом случае радует. Правда, не у всех есть состоятельные родственники или друзья. Да и требуемые суммы для старта бизнеса с развитием рынка становятся все крупнее.
Как бы то ни было, Андрей Матвеев считает, что собственные средства компаний или учредителей до сих пор являются основным источником финансирования новых ИТ-проектов, а последующее развитие бизнеса обеспечивается за счет рефинансирования получаемой прибыли.
По мнению Максима Шеховцова, главные плюсы такого подхода состоят в быстроте получения денег и возможности тратить их достаточно свободно (в отличие, например, от денег венчурных фондов и фондов прямых инвестиций), а основные минусы связаны с небольшими размерами таких инвестиций и отсутствием внешней экспертизы и консультационной поддержки.

Государственное стимулирование, специализированные центры и программы поддержки малого бизнеса. На первом этапе, после того как исчерпаны источники среди друзей и коллег, Алексей Косик советует обратиться к неинвестиционным источникам финансирования, позволяющим избежать необходимости делиться долей в компании. Вот несколько вариантов:

  • грант — возможность войти в государственную программу, близкую по тематике к вашему продукту. Это самый простой и наименее затратный вариант финансирования. Примером могут служить исследования в рамках национального проекта по информатизации российских школ;
  • субвенции Правительства Москвы — отличная и реально работающая программа финансового стимулирования инновационных предприятий, зарегистрированных на территории Москвы, преимущество которой для ИТ-компаний бесспорно.
  • налоговые преференции — упрощенное налогообложение позволяет ощутимо экономить на налогах и оплате труда бухгалтера на начальном этапе;
  • бизнес-инкубаторы — дают возможность экономить на аренде, предоставляют дополнительные инструменты для проведения PR, например, участие в тематических каталогах для инвесторов; постепенно вокруг ИТ-инкубаторов будут формироваться бизнес-сообщества со своими инвесторами;
  • «Майкрософт-Бизнес-Старт» — уникальная по своим перспективам программа развития для российских ИТ-компаний, представляющая собой «гремучую смесь» из безвозмездно предоставляемых 4,5 млн. руб., выделяемых на три года Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фондом Бортника), c одной стороны, и технологической помощи, PR и маркетинга от Microsoft, с другой. Так, участие в данной программе позволило компании Gravitonus представить новые технологии лично Биллу Гейтсу.
  • программа компании Microsoft ("ISV Empower") позволяет начинающим компаниям — разработчикам тиражируемого программного обеспечения получить необходимое лицензионное ПО, информационную и технологическую поддержку.
  • конкурсы бизнес-планов — участие и тем более выигрыш в таких конкурсах представляют собой отличный способ показать инвесторам, что вы не только разбираетесь в технологиях, но и можете объяснить за 10 минут концепцию бизнеса, спрогнозировать продажи, рост стоимости компании и сделать предложение, от которого трудно отказаться. Разумеется, это не способ финансирования проекта, однако ряд конкурсов, в частности MIT $100K и российский BIT, позволяют получить внушительный денежный приз от компаний-спонсоров.
  • торговое партнерство — распространенной практикой является финансирование технологическими компаниями-лидерами новых разработок. Например, можно получить финансирование на создание программных дополнений к имеющемуся продукту. Кроме того, доступен ко-маркетинговый бюджет помощи партнерам-разработчикам, позволяющий осуществлять продвижение продукта среди потенциальной аудитории покупателей.

В качестве возможных способов привлечения финансирования без потери доли компании Сергей Еремин отмечает посевные инвестиции через государственные фонды и программы мотивации разработчиков для индивидуальных предпринимателей и малого бизнеса. Иллюстрацией первого варианта могут служить программа «Старт» Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере и совместная программа фонда и Microsoft (для софтверных компаний) «Майкрософт-Бизнес-Старт». Эти программы позволяют получить государственные посевные инвестиции на коммерциализацию технологии.
Примером второго метода является совместный проект Microsoft и компании «Софткей».
Финансирование по программам из государственного бюджета, ориентированным на инновации, не требует от компаний материального залога, но и объем выделяемых денежных средств существенно меньше.

Кредиты. По словам Алексея Косика, кредиты — не такой распространенный, но тем не менее весьма адекватный способ финансирования своего проекта на стадии первых продаж. В России зачастую невозможно открыть кредитную линию без залога недвижимости. Этот способ подходит для ИТ-компаний, вышедших из недр НИИ и обладающих определенной материальной базой. Организации, поставляющие инновационное оборудование и ПО, могут рассчитывать на займы, получаемые как на основании обеспечения (например, в виде торговых счетов или договора поставки оборудования), так и без обеспечения, если компания уже имеет хороший кредитный рейтинг; при этом процентную ставку зачастую можно снизить при переговорах.
Получение кредитов под стартапы сопровождается целым рядом проблем. Например, по данным сайта «Бизнес в кредит.ру» организация «Опора России», оказывающая поддержку малому и среднему бизнесу при содействии государства, кредитует перспективные и высокорентабельные проекты; при этом размер кредита может доходить и до 70% от необходимой для стартапа суммы. Однако из 50 перспективных предложений кредитуется всего один-два наиболее выгодных проекта. Время рассмотрения запроса и оформления документов составляет не менее 30 дней и может быть сокращено только при наличии гаранта возврата денежных средств, в качестве которого может выступать залог или поручитель. Процентные ставки на кредиты для начинающих предпринимателей несколько выше, чем аналогичные показатели для развивающегося малого и среднего бизнеса. Гораздо больше шансов получить кредит у компаний малого и среднего бизнеса, которые функционируют как минимум 3 месяца.

Сергей Котырев считает, что инновационный характер проектов ИТ-сферы сужает сферу долгового финансирования (производимого инвестором или кредитной организацией). Ведь в данном случае ответить на вопрос инвестора: «Чем вы можете подтвердить прогноз продаж?» — часто не представляется возможным (нельзя точно оценить объем и емкость рынка или его еще попросту нет). Кроме того, именно в случае с ИТ затруднительно представить инвестору какие-либо материальные гарантии, потому что стоимость основных средств незначительна, а весь капитал компании заключен в людях. Необходимость обеспечения кредита является существенным ограничением для привлечения кредитного финансирования в те же самые софтверные компании, но вполне приемлема для производителей «железа». При этом владелец бизнеса не разделяет контроль над своей компанией с инвестором.

Посевное финансирование (Seed Capital, SC). Типичный объем такого способа привлечения средств Алексей Косик оценивает в 150—200 тыс. долл. В России посевным финансированием занимаются сообщества частных инвесторов и небольшие венчурные фонды. Цель — дать старт команде, создавшей прототип с высоким рыночным потенциалом, но с небольшой историей успеха. Чаще всего под SC понимают первый этап финансирования бизнеса, состоящее из нескольких этапов. При этом подразумевается, что капитал будет использован для доведения продукта до промышленного прототипа, налаживания связей с дистрибьюторами и разработки операционного плана выхода на рынок. Как и венчурное инвестирование, посевное потребует доли в компании, обычно до 20%. При этом зачастую частные инвесторы являются успешными предпринимателями и, опираясь на свой опыт и знания, берут на себя руководство оперативной деятельностью, помогая быстрому развитию и подготовке к раунду венчурного финансирования.

Венчурное инвестирование (VC). По словам Алексея Косика, это вложение размером порядка 1 млн. долл. венчурного фонда, делающего инвестиции из пула средств от имени нескольких инвесторов (комбинация средств пенсионных фондов, компаний и состоятельных основателей фонда или закрытых паевых инвестиционных фондов, сформированных с государственным участием). Если говорить об ИТ, то обычно венчурные инвесторы финансируют бизнес-проекты, которые находятся в «сильной» рыночной нише (Web 2.0, социальные сети и т.п.), принадлежат к наукоемкой нише (алгоритмы обработки информации, криптотехнологии и т. д.) или известны на рынке, имеют масштабируемую бизнес-модель, успешную команду менеджеров, а еще лучше несколько факторов сразу.

Венчурный инвестор, как правило, «покупает» значительную долю в собственности компании в обмен на инвестиции, требует защиты своего вложения от дальнейшего размывания доли и права контроля при принятии важных решений. Чем больше запрашиваемое вложение, тем больше контроля над компанией отдают ее основатели венчурному капиталу. Однако VC имеет очень хорошие связи среди потенциальных покупателей и партнеров, полезные для развивающегося проекта. Фонд готов предложить потенциальных руководителей на вакантные места в команде плюс проект может быть представлен другим инвесторам для соинвестирования или последующего второго раунда. Фонд вкладывает собственные деньги не ради благотворительности, а для того чтобы ускорить рост нового бизнеса (что получается у него гораздо эффективнее, чем это смогли бы сделать создатели проекта без инвестирования) и через пять лет «выйти» из бизнеса с пяти-, десятикратной прибылью.

Максим Шеховцов отмечает: «Есть венчурные фонды, которые инвестируют разные отрасли, а есть такие, которые специализируются на каком-то конкретном сегменте. Среди первых можно назвать такие успешные венчурные фонды Силиконовой долины, как Sequoia, Kleiner Perkins Caufield & Byers и др. В России по аналогичной модели работают венчурные фонды «Альянс РОСНО Управление Активами». Цель применяемой в данном случае стратегии — это прежде всего фокусирование на понятной бизнес-модели, сильной команде и рынках, на которые ориентируется компания, а не на какой-то специализированной отраслевой нише. Другой стратегией является четкая специализация на определенной рыночной нише, которой придерживается довольно большая часть венчурных фондов».

Сергей Котырев считает, что основной проблемой венчурного инвестирования для владельца ИТ-компании является существующая возможность вмешательства инвестора в оперативное управление компанией. При этом данный вид привлечения дополнительных средств наиболее приемлем для компаний, чей основной капитал составляет интеллектуальная собственность (разработчики ПО), так как венчурный инвестор не требует материального залога.

Частные инвесторы. На начальных этапах развития новых высокотехнологичных компаний хорошим источником средств могут быть частные инвестиции так называемых «бизнес-ангелов». Это состоятельные люди (или объединения частных инвесторов), располагающие относительно свободными средствами и готовые их инвестировать в предпринимательские начинающие проекты, в том числе и высокорисковые, рассчитывая через несколько лет получить сумму, намного превышающую первоначальные инвестиции.
Обычно частный инвестор вкладывает свои средства на ранних этапах становления компании и сотрудничает с ней несколько лет, вплоть до стабильного выхода на рынок или фондовую биржу.

Преимущества данного вида инвестиций состоят в быстроте принятия решения о финансировании, возможности получить средства для компаний, не имеющих обеспечения и не приносящих в данный момент прибыли. Инвестор в большинстве случаев активно участвует в жизни компании, выступая в роли консультанта, советника, партнера, оказывая экспертную поддержку. Прибыль, как правило, не изымается, а реинвестируется, и развитие предприятия идет более быстрыми темпами.

Обычно в обмен на свои инвестиции бизнес-ангелы получают долю растущего бизнеса (например, по информации интернет-сайта «Все инвестиции в России» за инвестирование в стартовый этап 100 тыс. долл. основатель компании должен отдать частному инвестору до 35% ее стоимости, когда она станет рентабельной).
Рассчитывать на частные инвестиции могут те предприниматели, которые как минимум обладают бизнес-идеей, обеспечивающей сильные конкурентные преимущества компании, и работают в развивающемся сегменте рынка, имеющем хорошие финансовые перспективы.

Стратегическое инвестирование. Стратегический инвестор обычно заинтересован в приобретении крупного пакета акций, для того чтобы участвовать в управлении или получить контроль над компанией. Как правило, в качестве стратегического инвестора выступает компания, деятельность которой связана с бизнесом финансируемой компании.

Стратегический инвестор, приобретя долю в компании и профинансировав программу ее развития, рассчитывает, что эта доля будет приносить ему устойчивый доход в течение времени пребывания в качестве акционера или даст определенные стратегические преимущества для работы на новых рынках.
Стратегический инвестор стремится найти недооцененные компании со значительным потенциалом роста. Для такого инвестора важно участвовать в управлении компанией и в большинстве случаев требуется доля в размере как минимум блокирующего пакета (но, как правило, не более контрольного пакета).
По мнению Максима Шеховцова, плюсы данного вида привлечения средств состоят в значительном объеме инвестиций, экспертной помощи, содействии быстрому вхождению в рынок. Минусы — в длительном процессе получения денег, зависимости от стратегического инвестора, иногда приводящей к замедлению принятия операционных решений.

Акционерный капитал. Основной способ привлечения такого капитала — публичное размещение акций, т. е. IPO (Initial Public Offering).
Максим Шеховцов выделяет такие преимущества и недостатки данного вида финансирования: плюсы — большой размер средств, укрепление репутации компании; минусы — очень длительный и трудоемкий процесс получения денег, привлеченные средства обходятся довольно дорого компаниям, имеется необходимость публикации большого объема внутренней информации.

Этот путь финансирования не подходит малому и среднему бизнесу, тем более на начальных стадиях развития, потому что компания, решившаяся привлекать акционерный капитал, должна занимать прочную позицию на рынке (желательно лидерство в сегменте), иметь хорошие перспективы роста, прозрачную финансовую отчетность и информационную открытость. Стратегия развития организации должна быть четко продуманной, руководству компании следует быть готовым к частичной потере контроля над предприятием (по данным сайта fd.ru, возможно, придется продать сторонним инвесторам не менее 5% от своего уставного капитала — минимально необходимую величину для формирования ликвидного рынка акций предприятия).

Хорошо, когда нужно выбирать

Как известно, выбор — самое одинокое занятие. Да, можно собрать мнения множества специалистов, спросить совета у сотни доброжелателей, обсудить с коллегами проблему многократно, но наступает момент, когда надо сделать окончательный выбор. Это очень важный рубеж, отделяющий процесс подготовки от реального действия.

Сергей Еремин подчеркивает, что выбор инвестора зависит прежде всего от стадии развития компании и от целевого рынка: «На начальных стадиях больше подходят программы государственных грантов, на стадии стартапа можно работать с частными и венчурными инвесторами. Если компания в б?льшей степени ориентирована на западный рынок, то инвестора лучше привлекать западного, так как кроме денег инвестор предоставляет совершенно неоценимую нематериальную поддержку, в первую очередь — знание рынка. Если же компания ориентирована на российский рынок, то, возможно, лучшим выбором будет отечественный инвестор. При этом лучше заранее выяснить, работает ли конкретный инвестор с компаниями начальной стадии развития (сейчас таких меньшинство). Кроме того, далеко не все инвесторы (как российские, так и западные) работают с ИТ-компаниями».

Все компании в сфере ИТ, по мнению Сергея Котырева, условно можно разделить на «ориентированные на машины» и «ориентированные на людей»: «К первым относятся фирмы, занимающиеся производством и продажей оборудования, ко вторым — разработчики ПО или компании по оказанию услуг в сфере ИТ. В структуре капитала первых большую часть составляет стоимость основных средств (серверов, каналов связи, датацентров и т. п.). Материальные же активы для компаний из второй группы второстепенны, потому что стоимость продукта/услуги складывается главным образом из затрат на зарплату сотрудников фирмы. Соответственно если первые могут рассчитывать на привлечение прямого инвестора или банковский кредит, имея материальное обеспечение, то вторым доступно только венчурное инвестирование и финансирование по различным государственным программам, участие в грантах на разработку».
Максим Шеховцов полагает, что правильный выбор привлечения средств зависит больше не от сегмента, а от стадии развития бизнеса и его размеров. Для малого бизнеса подходящими вариантами инвестирования будут собственные средства, венчурный капитал и стратегические инвесторы. Среднему и крупному подойдет стратегическое инвестирование, частные капиталовложения и IPO.

Алексей Косик отмечает, что основные противоречия, возникающие при выборе способов привлечения дополнительного капитала, заключаются в том, что компании и проекты, уже имеющие прибыль, не всегда заинтересованы в «дорогом» венчурном капитале, а предпочитают кредитование; технологические стартапы представляют инновации мирового уровня, но не имеют вменяемой команды менеджеров; а у компаний, выросших из российских НИИ, столь запутанное владение интеллектуальными активами, что инвестиции в эти компании находятся за гранью разумного риска. Небольшое количество успешных проектов, получивших инвестиции в нынешнем году, лишь подтверждает вышесказанное.

По мнению Алексея Косика, основателям стартапов не стоит сразу идти в венчурные фонды: «Экономьте свое и чужое время. Сначала имеет смысл вложить максимум собственных средств в развитие проекта, потратить на него личное время и убедиться, что создана именно та технология, которая будет востребована рынком и которой создатели будут заниматься 24 часа в сутки. Параллельно следует пытаться получить любые «бесплатные деньги», позволяющие команде стартапа вырасти вместе с проектом и превратить его из идеи или раннего прототипа в законченное запатентованное решение. Имея на руках все это, следует обращаться к частным инвесторам, которые подготовят и команду, и проект к венчурному инвестированию. Следует помнить, что, даже если вам удастся убедить инвестора в финансовой отдаче от технологии, типичное венчурное инвестирование на ранней стадии потребует отдать 50% (возможно, и больше) от доли в бизнесе, что означает потерю контроля над процессом со стороны команды основателей. Чем дольше вы сможете развивать проект без помощи средств VC, тем больше контроля в результате сохраните. Тогда и последующая попытка получить венчурное финансирование фактически реализуется значительно проще, так как проект станет более привлекательным и менее рискованным вложением для инвесторов».

Спрос и предложение

Мы уже поняли, что ИТ-сегменту еще предстоит завоевать расположение инвесторов. Однако интерес с их стороны растет, и уже есть определенные предпочтения.
По мнению Максима Шеховцова, «наибольшим спросом» у инвесторов пользуются недооцененные компании с потенциалом большой капитализации. Что касается отраслей, то это — мультимедиа, ИТ- и интернет-сервисы, мобильные платформы и сервисы, социальные сети.
Андрей Матвеев в списке наиболее популярных для вложений ИТ-сегментов выделяет производителей ПО.

Сергей Еремин подчеркивает, что большинство инвесторов имеют конкретную специализацию, о которой открыто заявляют. При этом внутри каждого сегмента их в первую очередь интересуют быстрорастущие компании, занимающиеся, как правило, ПО, ИТ-услугами, телекоммуникациями, медиабизнесом. Главное же для инвесторов состоит в том, чтобы вложение в перспективе дало наилучший возможный возврат инвестиций. Европейская статистика (исследование компании The Library House) показывает, что вложение в разработчиков ПО — одна из лучших стратегий инвестирования ИТ по соотношению «выручка/инвестированный капитал».
Сергей Котырев отмечает, что сфера ИТ в России вообще инвестиционно привлекательна, но пока не может предоставить инвесторам наиболее интересные для них условия, а именно возможность финансирования через приобретение ценных бумаг на торговых и фондовых биржах. Основываясь на собственном опыте в сфере разработки ПО, г-н Котырев подчеркивает, что для успешного соискания внешнего финансирования фирмы недостаточно хорошей бизнес-идеи.

Обязательно должен быть патентно-защищенный прототип программного продукта, а также хорошо проработанный бизнес-план. То есть «вливания» возможны только в том случае, если уже есть готовый продукт, который изначально создавался на собственные средства владельца. Именно поэтому спросом у инвесторов пользуются уже довольно «раскрученные» интернет-проекты (СМИ, сервисы, социальные сети), а также клиентское ПО, особенно в области безопасности и защиты данных.

Что касается предпочтений самого ИТ-бизнеса, то, по мнению Максима Шеховцова, наиболее популярным источником пока остаются собственные средства. За ними по убывающей — стратегические инвесторы, частные инвестиции, венчурные инвестиции, IPO.
Наиболее дефицитными для сегмента, по мнению Сергея Котырева, являются кредитные деньги, так как небольшому ИТ-бизнесу практически невозможно получить кредит на развитие на вменяемых условиях.

Пока рынок не настолько зрел, считает Сергей Еремин, чтобы говорить о закономерностях. В основном выбирают по принципу «кто кого нашел». Зачастую владельцы бизнеса не обладают глубоким знанием рынка венчурных инвестиций и не имеют времени и желания заниматься серьезной проработкой альтернатив.

Все самое интересное от UMI.CMS